Не должны их потерять

Почти четверть случаев COVID-19 — среди работников системы здравоохранения.

На снимке: гендиректор Яремчанского больницы Александр Соколюк: все будет хорошо!

Врач-травматолог Александр Соколюк на себе и своей семье почувствовал опасность коронавірусної инфекции. Как генеральный директор коммунального некоммерческого предприятия «Яремчанский центральная городская больница» и как больной COVID-19 согласился рассказать о своем нынешнем состоянии, пережитые ощущения, а также о реальном состоянии нынешней медицины и ее готовность к борьбе со страшным недугом.

Ситуация пугает

Из 984 официально подтвержденных случаев коронавірусної болезни на Ивано-Франковщине почти четверть зарегистрирован среди работников системы здравоохранения. Три медработника, к сожалению, умерли.

«Ситуация возмущает. В начале карантина Яремчанский больница, как и другие медучреждения, централизованно не получила средств индивидуальной защиты. Благодаря личным знакомствам, волонтерам, благотворителям, Яремчанский городской и сельским советам удалось экипировать наших медиков от головы до пяток: противочумные комбинезоны, бахилы, медицинские маски, респираторы. Мы получили так даже медикаменты, которые хорошо влияют на ход лечения COVID-19. Представители власти, понимая ситуацию, приобщались к удовлетворению потребностей больницы самостоятельно: народный депутат Зиновий Андреевич приобрел свой счет одноразовые халаты хорошего качества, которые не рвались даже после 24 часов работы. Хотя государство обещает предоставлять все это бесплатно, а нет!

Пациенты не имеют средств на лечение, но государство не решает эти вопросы: проблема остается на плечах больного, а еще — медиков и администратора больницы. Из собственного опыта утверждаю, что если бы не личные связи, то купить что-то для больницы в начале карантина было бы очень трудно: дезсредства, шапочки, очки, щитки мы сразу раздавали медикам, чтобы уберечь их хоть как-то», — повествует Александр Соколюк.

Врач подчеркивает, что квалифицированные медики увольняются с работы, потому что наконец-то начали себя ценить и любить. И что бы кто не говорил о клятве Гиппократа, прежде всего надо создать безопасные условия труда медикам, нормальную оплату работы с дополнительными рисками, и только тогда можно чего-то требовать или упрекать их. Как администратор удержать молодых специалистов — неврологов, хирургов — на зарплате 4,5 тысячи гривен? Аванс за апрель (при такой ситуации) — полторы тысячи гривен — это просто насмешка! Тем временем медицинские функционеры в МИНЗДРАВЕ получают заоблачные зарплаты.

«В нашей больнице освобождаются лаборанты, медики поликлиники, инфекционного и терапевтического отделений. Больше всего возмущает то, что государство просто пренебрежительно относится к медицине, поэтому имеет катастрофический шанс потерять отрасль. Дойдет до того, что молодежь до 35-летнего возраста, и те, кому до 50, просто покинут отрасль, уедут за границу. В медучреждениях останутся пенсионеры», — акцентирует внимание Александр Соколюк.

Крик души

Ситуация напряженная и в социальном плане. Не все понимают тяжесть работы, а позиция общества, что каждый медик — разносчик инфекции, угнетает больше всего. С таким отношением действительно можно дождаться того момента, когда не будет кому нам оказывать помощь.

«В больнице спрашиваешь пациента, или имел контакт с прибывшими из-за границы или сам только что вернулся. 90% скрывает эту информацию. И признайся: неделю назад виделся с тем вот человеком ли сам только что приехал. Никто же не поставит к стенке! Но тогда медик был бы проинформирован, прошел бы дополнительную дезинфекцию.

Пугает и другое. Коронавирус обнаружили у меня и жены-врача. Нашей 10-летней дочери сторонятся на улице, потому что ее родители — медики. Как объяснить это девочке? Ребенок не выходит из дома, потому что никто не хочет с ней играть. Известен случай, когда в доме санитарки в одной из областей подбросили бутылку с зажигательной смесью. Люди сходят с ума, что ли… Потом они же просят помощи», — рассуждает Александр Соколюк.

Возникает вопрос: для кого работать и за какие деньги? Нет проблем: пусть те, что обсуждают медиков и не довольны их работой, идут к экстрасенсам, знахарям, мольфаров.

«Как администратор я не могу удержать квалифицированных работников. Как представителю власти мне стыдно за государство. «Работайте, ведь вы же медики!». Так, на 4,5 тысячи гривен — как приходится молодым специалистам… Тем временем — видели ли вы, чтобы частные заведения были переполнены больными COVID-19? И там совсем не минимальные зарплаты. Медреформа стартовала. А куда? Просто крик души», — продолжает врач.

Центральная власть кричит о поддержке отрасли здравоохранения. А кто-то из медиков среднего звена, районных или городских больниц может позволить себе зимний отдых за границей?

За самодеятельность — криминал

Проблема медучреждения становится головной болью его руководителя. Городской совет, меценаты сложились на приобретение ИВЛ-аппарата для Яремчанской больницы, депутат облсовета Николай Палийчук приобрел кислородный концентратор. Шьют одноразовые бахилы до колен, противочумные костюмы. Медики, задействованные в борьбе с коронавирусом, работают вахтовым методом, а местные предприниматели и волонтеры поочередно обеспечивают их питанием.

Трудно было найти фирму с лицензией на установку системы кислородообеспечения. Можно, конечно, пригласить каких-то «леваков», но спустя светит криминал, как руководителю одной из больниц в Днепре. Это же работа с взрывоопасными приборами. Можно кустарным способом. А кто будет отвечать? Розбивайся сам, как рыбка об лед. На государственном уровне должны регулировать, которые лицензированные фирмы работают, к примеру, в западном регионе, составить графики по обслуживанию больниц. Зато сейчас — это тоже проблемы руководителя медучреждений. Хочешь подать в палат кислород — то бери, решай. Да еще и известно, что инициатива наказуема. Если так дальше будут финансировать отрасль, то не удержим. И люди… Не каждый может поехать в областных заведений, потому что все обеднели. Где регуляторная политика цен на продукты? Лимоны что — то из золотых деревьев родятся?» — не сдерживает эмоций гендиректор.

«Любят говорить о патриотизме. Подрастают дети. А для какого государства, господа? Как в старом фильме «Холодное лето 53-го»: хочется просто пожить и поработать. Не надо замков и дорогих машин… Чтобы твоя работа была оценена, а не так, как теперь, когда государство загоняет в кабалу медработников, да еще и унижает тем авансом в полторы тысячи гривен», — говорит Александр Соколюк.

Когда не можешь дышать, а хочется просто жить

О возможности заражения коронавирусом Александр Соколюк узнал тогда, когда 10 апреля у него поднялась температура до 38 градусов. На работу не шел. На следующий день — еще выше. Вместе с женой доставлены в Яремчанской больницы: своей медицине доверяют. Компьютерный томограф подтвердил двусторонней вирусной пневмонией, ПЦР-тесты также оказались положительными.

«15 апреля я уже реально задыхался в сидячем положении. Кислород подавали через увлажнитель. Хорошо, что не дошло до подключения ИВЛ. Когда болеешь — то нехорошие ощущения. Перед тем, как меня должны были перевести в реанимацию, говорили с женой о самые важные вещи, документы, еще что-то. Силы покидали, 38,5, не можешь дышать. Мысли неперспективные. Коронавирусная болезнь очень отличается от обычного гриппа. Вытягивает все соки, не можешь шагу ступить. Но Бог милостив. Спасибо всем, кто за нас молился. Огромная роль молитвы. Кажется, что все потеряно. И непонятно, каким чудом становится легче.

Слава Богу, что дети здоровы. Оставляли их дома одних. Выхода нет. Люди, которые нас уважают и адекватно воспринимают ситуацию, привозили домашние блюда и оставляли во дворе. Сын забирал. Меня из реанимации перевели в терапевтическое отделение. Еще неделю самоизоляции дома — и на работу. Верю, что все будет хорошо», — завершает рассказ Александр Соколюк.

Фото предоставлено Александром Соколюком.