Павел Кириленко: «Год вызовов и решений, которые являются важными для всех»

Председатель Донецкой ОГА Павел Кириленко проанализировал текущую ситуацию и поделился дальнейшими планами по развитию области.

На снимке: председатель Донецкой областной госадминистрации — руководитель военно-гражданской администрации Павел Кириленко.

«Я не озвучиваю только констатацию проблем, а иду путями их решения», — так сформулировал председатель Донецкой областной госадминистрации — руководитель военно-гражданской администрации Павел Кириленко один из своих главных принципов в работе.

Программа «Большая стройка» является приоритетом

— Год, прошедший после того, как Президент Украины принял решение о назначении меня на должность председателя Донецкой облгосадминистрации, — это год вызовов, — отметил Павел Кириленко. — Это год значительных и даже крупных, долговременных проблем. И одновременно — год важных решений относительно развития края.

К приоритетам области относится реализация программы «Большая стройка», начатая Президентом Украины Владимиром Зеленским. Есть большое количество объектов, работы на которых были начаты в прошлые годы и в течение этого года уже завершены или вскоре будут завершены.

В этом году наконец нашел свое решение проект «Пакет малыша», с которым были проблемы почти два года. На выплату денежных компенсаций беременным из средств областного бюджета направлено почти 46 миллионов гривен. Всего 14 200 рожениц получили компенсации в денежном эквиваленте по 3 250 гривен на каждого ребенка. На очереди — решение этого вопроса по 2020 года, остается открытым.

Продолжается восстановление жилья на линии разграничения. Конечно, пандемия внесла свои коррективы. На данный момент восстановлено 363 дома, которые были почти полностью разрушены. Также отремонтировано 529 домов, которые получили повреждения от обстрелов российских боевиков. Уверен, что в 2020 году мы сможем осуществить наши амбициозные планы относительно восстановления 1000 домов, расположенных вдоль линии разграничения, за счет средств областного бюджета и непосредственно с привлечением представителей ГСЧС из разных областей Украины.

— На каких именно объектах зосереджуватимете внимание в ближайшее время?

— Программа «Большая стройка», начатая в начале этого года Президентом Украины и правительством, включает в первую очередь детсады, школы, стадионы. Но реализация этих задач и проблематика, что с этими объектами связано, неотъемлемая от строительства дорог до опорных школ, и в целом строительства дорог в населенных пунктах, где они расположены. Поэтому до программы «Большая стройка» вошли также подъездные дороги к опорных школ и приемные отделения амбулаторий. На это выделяет средства правительство на условиях софинансирования с облгосадминистрацией и органами местного самоуправления.

Я вносил свои предложения на уровне центральной власти и докладывал Президенту и Премьер-министру, что эта программа будет реализована как минимум в том объеме, который мы гарантировали и который требует глава государства: 5-5-5. Кроме того, мы заявили о строительстве 11 приемных отделений и подъездных дорог к опорных школ. Но даже если это не будет включено в программу «Большого строительства», в моих планах — ряд других объектов.

Во-первых, речь идет о восстановлении в дальнейшем «Славянского курорта», на котором настаивают организации людей с инвалидностью и местные жители. Это уникальная здравница, которых в Украине всего две. Одна из них — Саки в Автономной Республике Крым, на оккупированной территории. Вторым является именно «Славянский курорт», который сейчас практически не функционирует. Часть зданий разрушена. Областная власть готова плотно заняться вопросами восстановления «Славянского курорта». Но — не без поддержки государства, поскольку это требует очень значительных денежных вложений.

Речь идет также о возведении монументальных знаковых спортивных сооружений и завершение спортивных объектов, которые были начаты еще в далеком 2017 году. Среди них — «Ледовая арена» в Краматорске, которую откроют в сентябре этого года. Сегодня пора переходить и к более масштабных объектов, открытие которых будет ощутимо для всех и которых вообще не было раньше на освобожденных территориях области.

— Есть ли проекты, к реализации которых у вас больше всего чешутся руки?

— Само собой, чешутся руки завершить долгострои. Это, конечно, спортивные объекты. Я построил бы аэропорты в Мариуполе и Краматорске. Хотя на этом пути — определенные сложности, связанные с боевыми действиями. На очереди — реконструкция больниц третьего уровня, и над этим работаем.

Особенно важно возобновить строительство жилья, которое на Донетчине не строилось давно. В сентябре этого года мы начинаем возведение дома в городе Краматорск для переселенцев. Хотя, конечно, мы планировали этот объект. Но был также полный пересмотр ранее созданного проекта, который мне просто предоставили: давайте строить. Почти два месяца ушло на проработку этого проекта, который полностью переформатирован. Теперь ожидаю, конечно, корректировки цифр этого проекта в сторону тотального уменьшения. И сразу же — начинаем строительство.

— Насколько уменьшился смету, и что это будет за объект?

— Сейчас ожидаем цифру. Единственное, что могу сказать: это будет абсолютно другой проект, чем тот, что предлагали ранее. Конечно, мы его немного упростим. Соответственно, будет уменьшена и стоимость строительства.

Это будет дом для переселенцев — служебное жилье для жителей, которые работают на территории области. Почему сначала там разные были акцентирования: мол, облгосадминистрация строит, потом говорили, что строят для правоохранительных органов. Нет, это — служебное жилье, которое будет построено за средства областного бюджета для людей, которые являются внутренне перемещенными лицами в пределах области, или которые приняли решение работать в городе Краматорске и приехали сюда.

Сразу говорю: служебное жилье не предполагает процедуры его приватизации. Но его предоставление предполагает, что человек берет свои чемоданы, вещи и в зависимости от состава членов семьи заходит и живет. Работник пользуется жильем в период своей работы на территории области.

Чем больше инвестиций, тем лучше

— Насколько привлекательным для инвесторов считаете Донецкий регион, и сколько бы вы хотели еще привлечь инвестиционных средств?

— Относительно привлечения средств: чем больше, тем лучше. Эта работа продолжается, и не просто чтобы приехали и посмотрели международные партнеры и сказали: «Так-так! Привлекательно. Будем думать». Проект по обновлению водовода и других объектов инфраструктуры водоснабжения в Донецкой области, который готова профинансировать Швейцарская Конфедерация, является примером реальных инвестиций в регион.

Вскоре состоится визит в Украину Президента Швейцарии, который планировался еще зимой, но пандемия помешала этому. Намерения реализованы в реальные действия, и Швейцарская Конфедерация уже перечислила 40 миллионов евро через международный банк на реализацию проекта Восстановления, модернизации и переформатирования водоснабжения КП «Компания «Вода Донбасса». С участием первых руководителей Украины и иностранных государств ожидается глобальное решение вопроса водообеспечения Донбасса, которое на самом деле является очень важным. Будет обсуждаться восстановление структуры компании «Вода Донбасса» и модернизация всей системы водоснабжения.

— Будет ли эта сумма охватывать и решения проблемы Второго донецкого водовода?

— Да. Эти 40 миллионов евро, в том числе, охватывают и проект по Второму донецкому водоводу. Его включена к системы обновления компании «Вода Донбасса», и это не просто там проект. В феврале, когда мы встречались с Чрезвычайным и Полномочным Послом Швейцарской Конфедерации, я представил всю схему. И на его вопрос, что и как происходит, мы показали уже готовую проектно-сметную документацию, которую предоставили для проведения аудита, в том числе и подтверждения прозрачности и качества запланированных работ. Поэтому теперь ожидаем на практические решения.

Восстановления будут начинать с севера области. Ведь мы знаем, что система водоснабжения, которая проходит по Донецкой области, крайне отличается от водообеспечения, например, Луганской области. Сначала магистраль идет подконтрольной территорией, далее переходит на оккупированную и потом опять — подконтрольная территория. Это очень большие проблемы. Поэтому наше видение заключается в том, чтобы мы были наименьшим образом зависимы от оккупантов. В то же время, конечно, не забывая о тех людях, которые проживают на оккупированной территории.

Всего в этом году с участием международных партнеров планировалось привлечь почти сто миллионов евро на реализацию этой программы. Причем основное из моих настояний было в том, чтобы международные партнеры, чтобы исключить любые коррупционные риски и недобросовестность определенных структур, — чтобы они проводили и непосредственно торги. И чтобы строительство проводилось подрядными организациями под их эгидой, или тех, которые будут предоставлять свои предложения на международном уровне по реализации этой программы.

— Продолжится ли помощь по другим направлениям, в частности образования?

— Так, международные партнеры рассматривают и проекты помощи по восстановлению школ. Знаете, когда я объезжаю школы на Донбассе — даже не опорные школы, а обычные вдоль линии разграничения, то вижу возле каждой из них стенды с информацией, что это учреждение образования построен или реконструирован за средства международных партнеров. Потом приезжают другие международные партнеры, смотрят, и они видят в таких вывесках, что сюда можно инвестировать средства на развитие, и предоставляют денежные средства, причем делают это без какого-то лишнего пиара.

И еще по поводу привлекательности. Инвестиционная привлекательность не может основываться лишь на том, что мы будем лишь обращаться к потенциальным донорам с просьбами, что мы очень нуждаемся в международной поддержке, а я буду сидеть, извините, с протянутой рукой, не употребляя своих конкретных действий, не вкладывая средства на реализацию всех проектов. И сегодня облгосадминистрация прилагает максимум усилий в этом направлении. В то же время этот максимум может быть достигнут только совместно, с помощью, в том числе, и инвесторов. Поэтому мы только своим примером и своей активностью можем еще больше указать на такую привлекательность.

Планы просты: отстроить все дороги в области

— В области в рамках программы «Большая стройка» продолжается ремонт дорог. Каким вы вообще видите путь к кардинальному решению «дорожной» проблемы на Донбассе?

— У меня планы очень простые, и они заключаются в том, чтобы отстроить все дороги, которые есть у нас на Донбассе. Мы провели расчеты относительно реально возможного освоения средств на ремонт дорог с привлечением подрядных строительных организаций всей Украины: это тысячи километров дорог в год можно делать в Донецкой области. Ну мы понимаем, что теми темпами, которые есть, пока больше тысячи выходит только по Украине. И всему причиной является нехватка средств.

В общем для того, чтобы восстановить все дорожное покрытие, — конечно, в идеальном варианте капитального ремонта, требуется почти десять миллиардов гривен за пять лет. Поэтому проблема только в этом.

Относительно строительства дорог, то за этот год я увидел, как можно их быстро и качественно строить. И поверьте: если есть настрой на то, чтобы это строилось, развивалось и не относились чьи-то личные интересы на первый план, — это будет работать и развиваться.

Денежные средства, которые заложены на этот год областным и государственным бюджетами, до октября этого года будут полностью усвоены. Более ста миллионов еще дополнительно выделено из областного бюджета. Средства, которые удастся дополнительно выделить, будут также запущены на подъездные дороги к школам. Знаете, когда вдоль линии разграничения проезжаю, то самый первый пример — Желаннівська школа, там почти 16 километров. Не дороги, а просто направления, ужас! Конечно, было принято решение сделать ремонт этих дорог.

Командный потенциал будет развиваться и в дальнейшем

— Успех руководителя определяется, прежде всего, командой, которая ему помогает в решении задач, стоящих. Довольны этой помощью и этим содействием?

— Относительно моей команды. Я знаю потенциал и возможности людей, которые пришли уже после моего назначения. Они делают то, что я от них требую. И вижу, как выполняются мои поручения и задачи государства. И этот, очень значительный потенциал в дальнейшем еще больше развиваться, и именно этого я требую от своих подчиненных.

Идя на эту должность, я понимал уровень профессионализма людей, которые работают здесь. Конечно, были и определенные составляющие негатива в отношении кого-то. Там, где я видел, что не будут выполнены мои задачи и не будет реализовано намеченное, — конечно, происходили кадровые изменения, и они будут происходить поэтапно. Но! Возглавив область год назад, я отказался от того, чтобы прийти и поменять всех на всех, такое решение было бы ошибочным. Почему? Потому что проблемы, которые накапливались не один год и оставались неразрешенными, — их должны решать те, за кого эти проблемы возникали.

Ведь времени терять просто нет возможности. И один из главных вопросов — это долгострои, которые должны быть завершены, и их будут завершать те, на кого возлагалось своего времени выполнения. То есть непосредственные исполнители и руководители этих исполнителей на уровне департаментов и структурных подразделений.

«То, что область не функционирует полноценно, мне очень больно»

— Вот уже шесть лет Донецкая область работает без областного совета. То есть фактически нет соблюдения паритета власти, представительства во власти. Обсуждается ли вопрос возобновления работы областного совета и возможным избрание депутатов на ближайших местных выборах?

— Вопрос ясен, и оно не является новым. И часто мне разные политические силы говорят: «Пришел Кириленко, и он просто радуется своей властью». Давайте не забывать, и я это очень конкретно понимаю, имея определенный опыт своей предыдущей работы, что такое ответственность, когда ты сам подписываешь каждый документ. Поэтому скажу: немало моих коллег — председателей облгосадминистраций сегодня сетуют на то, что вот там нет взаимопонимания с областной властью. Но даже такие случаи относительно понимания или недопонимания, или не решения того или иного вопроса снимают ответственность с головы. Так вот, это первый подпункт ответы. Поэтому я вообще только «за», чтобы функционировала и работала областная рада. Но еще раз подчеркиваю, и никто на этом не спекулирует, — есть боевые действия. Есть линия разграничения. Есть областной совет, которая не собирается, потому что две трети территории пока контролируемые украинской властью и треть не подконтрольна, а депутаты должны собираться со всей территории Донецкой области. Поэтому областной совет не может собраться. Если будет принято решение Верховной Радой, а затем Центральной избирательной комиссией о проведении выборов как в соответствии с перспективным планом, так и в областной совет, они будут происходить. Сейчас действует закон о военно-гражданские администрации, и он не предусматривает в тех условиях, которые есть, полноценного функционирования всех органов представительной власти области.

То, что область не функционирует полноценно, мне это очень болит. Но в том составе, как она функционировала раньше, до 2014 года, это только за счастье — функционирование областной госадминистрации вместе с областным советом.

— Не может ли продолжение карантина повлиять на проведение местных выборов, и в частности с ситуацией по карантину?

— Верховная Рада до конца июля должна принять решение, и будет соответствующее постановление о проведении местных выборов. Там будет все описано: где они будут проводиться, где не будут проводиться, и здесь о пандемии речь не будет вестись. Только на основании официального документа мы сможем сказать, что выборы будут проводиться. Пока речь не идет, повторяю, о пандемии, и что она будет мешать. Есть много не решенных в полной мере проблем. В соответствии с перспективным планом военно-гражданские администрации по линии разграничения не будут существовать, а будут объединенные территориальные общины. Я был на Консультационном совете по вопросам децентрализации и местного самоуправления, в состав которой вхожу, и докладывал председателю Верховной Рады о реальные, а не выдуманные риски, которые могут быть. Есть военно-гражданские администрации по линии разграничения. На днях руководитель ВЦА поселка Зайцевое мне доложил, что погибла местная жительница, 1940 года рождения, которая вышла из дома, и рядом в воздухе разорвалась мина. Пример очень печальный. Конечно, куда стреляли: там нельзя в какой-то другой сторону стрелять иначе, которое по этому населенному пункту, который находится в пределах ВЦА. Все данные по этому факту мной будут переданы в Офис Президента для того, чтобы их проанализировали и сказали, как будут проводиться в таких условиях выборы и как это будет функционировать, какой механизм будет в дальнейшем, начиная с 26 октября, когда эти выборы должны состояться. И как оно будет работать реально, а не на бумаге, относительно количества депутатов, политических партий, руководителей будущих ОТГ тому подобное.

— Планируется ли усиление карантинных мероприятий в эпицентре вспышки COVID-19 — городе Славянске, где больше всего в области случаев заболевания?

— Вопрос коронавирус обсуждается постоянно, оно весьма остро стояла и во время общения с Премьер-министром Денисом Шмигалем во время его рабочей поездки в область.

В психоневрологическом диспансере, где произошла вспышка COVID-19, работники и пациенты находятся в изоляционных условиях.

Статистика, поступающая ежедневно, свидетельствует о росте заболеваемости, даже бессимптомной. Принятые карантинные меры предусматривают нахождения людей в изоляции, и им может понадобиться медицинская помощь в случае обострения. Нами установлены причины заражения и в связи с чем это произошло.

Относительно возможного усиления в целом карантинных мероприятий, то есть соответствующая методика, и согласно с имеющимся показателям об усилении карантина не говорится. Карантинные ограничения в соответствии с постановлениями правительства включат масочный режим и соблюдение тех норм и правил, которые сейчас действуют. За соблюдением этих требований, на самом деле, осуществляется жесткий контроль. Хотя это не просто обеспечивать в условиях такой жары и, как мы видим, определенной усталости людей. Тем более на водоемах, пляжах, где люди нередко забывают о том, что эта проблема пандемии не является окончательно решенным.

— Находят свое решение проблемы угольной промышленности?

— Вопросы угольной отрасли решаются, и шахтеры это видят. Но решение вопросов, в том числе, заключается во взаимоотношениях с частными структурами, в частности «Центрэнерго», которые имеют ряд составляющих — смена руководства и так далее. Это происходит, и это заметно по ООО «Краснолиманская», и других частных структурах, по ДТЭК «Добропольеуголь», когда там тоже частники, но страдают от этого люди. Исключительно через предоставление денежных средств государственным предприятиям этот вопрос не может быть решен. Оно может быть решен при условии разумной совместной конструктивной позиции бизнеса частников с правительством. Только так. И чтобы владельцы предприятий исключили свои частные интересы и понимали, что это можно сделать для людей совместно. Но если они взяли в аренду или в частную собственность, то прежде всего, чтобы не перекладывали свои вопросы на правительство, а решали их самостоятельно.

Если взял флаг, то движение — только вперед!

— В течение года что вас больше всего порадовало и оставило чувство наибольшей неудовлетворенности?

— Для меня прошедший год — это рутинная, постоянная работа, стрессовая работа. Я понимал, куда иду, и не собираюсь останавливаться. Откровенно говорю: я не буду останавливаться и буду идти только вперед. Относительно удовольствия, то оно приходит, когда есть ускорение где-то через, извините за сленг, ломка через колено тех стереотипов и того затягивание в решении актуальных для области проблем. В конце концов, когда есть тотальное ускорение и завершения тех задач, которые остались в прошлом.

С самого начала я себе в планах ставил решение ряда вопросов на конец 2019 года. Но это было, когда не владел всей ситуацией по всем объектам, и впоследствии ставил срок на весну 2020 года вообще завершить «в ноль», что было начато ранее.

Темпы, которые вдохновляют на оптимизм. Чтобы не сглазить, буду требовать делать еще больше, еще быстрее, еще качественнее.

Чем не доволен? Это — медленное продвижение таких проектов, которые мы пытались реализовать с помощью доноров. В частности, это большая больница третьего уровня, работы на которой могли бы уже начать. Но вопрос остается в денежных средствах на сумму почти 7 миллиардов гривен, хотя это на пять лет, и речь идет о поэтапное строительство.

Также недоволен ситуацией по областной детской больнице в Славянске, восстановление которой мы начали практически с нуля. В конце года мне четко отзвонились из прошлого состава Кабмина: все, есть 600 миллионов, и будем запускать проект на следующий год. Понимаю, что такое нехватка средств в государстве, через который остается не реализованным этот проект. Поэтому продолжаю постоянно напоминать об этом, и уверен, что результат будет.

То привлечение средств, которое делается сейчас, оно имеет тотальную разницу от прошлых лет. Но этого мало. Так, есть настройка на то, чтобы развитие инфраструктуры на подконтрольной территории происходил в полной мере, и эти изменения являются бесспорными. Сегодня много городов на подконтрольной территории получили развитие, которого они не видели до 2014 года, хоть это были и мирные времена. Но недовольства много.

В то же время один год — это очень и очень малый промежуток времени для осуществления всего, что запланировано. Нужно минимум еще два-три года, чтобы мы видели: вот, это пошло новое, вот происходит развитие, и то, что начато, оно дальше будет функционировать, хотя бы кто находился на этой должности. И этот прогресс, продвижение вперед продлен. Если взял флаг, то движение — только вперед!

Фото автора.