Попала в крохотное ДТП. Цена вопроса – царапина, которая полируется за чашку кофе… – Да вы знаете, КТО я?!?… Я Зам. Начальника. Налоговой…

Попала в крохотное ДТП. Незначительное. Цена вопроса – царапина, которая полируется за чашку кофе. Как по цене, так и по времени.

– Да вы знаете, КТО я?!?

Из автомобиля стремительно вышла женщина лет тридцати пяти. Блондинка. В черной шубе и алых губах.

Чтобы показать интонацию произносимого вопроса, фразу следовало бы написать капслоком целиком.

Дама приблизилась и повторила вопрос чуть тише, снабдив его неуместным наречием.

– Да вы вообще знаете, кто я?!?
– Нет, – честно призналась я.

Но стало любопытно.
– Я, – она выдержала паузу длиной в три восклицательных знака и отчеканила, – Зам. Начальника. Налоговой. Какого-то там, я не запомнила, района.

Признаться, ей больше подошёл бы титр «главный опытный образец пластического хирурга Кацмана».
И, клянусь, если бы она произнесла его, я бы пожала ей руку. Всё выглядело бы честно, уместно и оправдано.
Но нет.

Она – Зам. Начальника. Налоговой. Произносится как – Дочь. Бога. Солнца.

Это мой любимый жанр. Нетленка. Не убиваемый его величество Совок.

Ничего в жизни не бодрит меня так, как эта омерзительная высокомерность козявки, наделенной мнимой властью.

– Скажите тётя, с хера ли вы произносите должность обыкновенного клерка с таким апломбом, будто изобрели пенициллин? Спонсорський контент

Написали бестселлер. Создали синтетическую ДНК. Доказали теорему Ферма.

Может хотя бы станцевали под куполом цирка дю Салей?
Нет? Тогда почему?

Почему место нанятого менеджера, обслуживающего персонала налогоплательщиков, в ваших устах отменяет законы гравитации? Вы совершенно не касаетесь земли.
Да, да, я вижу небольшой зазор между заплёванным тротуаром и замшевыми сапогами Gucci.

Бесит. Но самое неприятное, что вознестись позволили ей мы, смертные.

Это мы отдаем детей в школу, где в холле висят портреты местных вождей, а на торжественную линейку обязательно приглашают величайшего функционера из гороно.

Это мы заискиваем перед инспектором, робеем рядом с сотрудником департамента и неловко переминаемся с ноги на ногу у разрешительного окошка любой величины.

Это мы сделали их небожителями.

Но, как говорят в этих ваших инстаграмах: никогда не поздно всё исправить.

– Да, пошла ты на хуй, – искренне сказала я тётеньке.

Конец.

П.С. Забыла сказать. Царапина – на моей машине.