Раскулачивание — террористический акт, спланированный Сталиным

За большевистского режима Украина от начала 1920-х до конца 1930-х годов превратилась в территорию терроризма.

«Красный террор» Муравьева в Киеве, операция ОГПУ УССР в марте 1928-го «снятие с украинского антисоветского актива», «Шахтинское дело» против «вредителей» в угольной промышленности Донбасса (май 1928-го), чистки в Красной Армии, во время которых только в феврале 1930-го в гарнизонах Украинского военного округа было арестовано 105 человек и ликвидировано 19 антисоветских группировок, сфабриковано карательными органами дело «Союза освобождения Украины», по обвинениям в которой в марте-апреле 1930 г. на скамье подсудимых оказались 6 членов Центральной Рады, 2 министра правительства УНР, 15 профессоров ВУЗОВ, 5 редакторов, 2 академика, учителя, студенты, юристы, теолог, директор школы, библиотекарь. Еще одним резонансным делом было дело «Украинского национального центра» (февраль 1932 г.), по которой проходили академики Михаил Грушевский и Матвей Яворский, расстрелян решению администрации Соловецкого лагеря в Сандармохе в ноябре 1937-го. В 1933-м НКВД отрапортовало о разоблачении «Украинской военной организации» (УВО), которая по утверждению председателя ГПУ УССР Балицкого «возглавлял повстанческую, шпионскую и диверсионную работу, а также саботаж в сельском хозяйстве». В 1934-м было сфабриковано дело «Польской военной организации». А еще была развернута борьба с «скрипніківщиною», чистки в партийных органах, Наркомате юстиции, многих музеях, издательстве «Украинской советской энциклопедии», Киевском историческом городке, Институте украинской культуры имени Д. Багалея, Институте имени Т. Шевченко, Геодезическом управлении, Институте советского права.

Масштабные чистки в аппарате ВУАН (Всеукраинской академии наук) в начале 1930-х привели к ликвидации практически всех украиноведческих учреждений академии, периодических и серийных изданий гуманитарного профиля.

30 января 1930 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Крестьян, которых планировали репрессировать, поделили на три категории — «контрреволюционный актив», который подлежал заключению в лагерях или расстрел, вторая категория депортувалася на Север и в другие отдаленные районы СССР, третья категория выселялся из своих домов и переселялась за пределы колхозных массивов.

По состоянию на 10 марта в УССР было раскулачено 61 887 сельских хозяйств. В селах поднялась волна недовольства — только в марте в Украине было зафиксировано 2945 стихийных митингов и актов сопротивления. В июне количество разрушенных хозяйств достигло 90 тысяч.

Тема сталинского террора — одна из ведущих в творчестве киевского художника-монументалиста Александра Мельника. Одну из своих работ — «Украинское Рождество под красной звездой» — он посвятил истории своей семьи, которая пережила весь ужас раскулачивания и экспроприации.

— Это происходило в 1929 году. На семью наложили огромный налог зерном, который все-таки честно сдали, — рассказывает Александр. — Тогда наложили дополнительный, который уже нечем было сдавать. Деда Тихона, маминого отца, арестовали и в тюрьме «объяснили», что не выпустят, пока родные не сдадут зерно. Бабушка пошла селом одалживать хлеб, но кто-то из комитетчиков сказал ей: «Наташа, сколько мне не, сколько не сдадите, вы все равно в плане на раскулачивание».

Как-то утром, когда дети еще спали, а бабушка готовила в печи завтрак, в дом ворвались уполномоченный из района, из Фастова, его секретарша и комбедовцы из соседнего села. Залили огонь в печи, всех, кто в чем был, выгнали из дома. Маминого брата, который от испуга расплакался, за ноги выбросили из дома».

В честных тружеников, у многодетной семьи отобрали все — дом, хлев, сарай, весь скот, одежду, все нажитое тяжким трудом, все средства к существованию.

«Сначала я задумал написать триптих: «Вертеп», «Рождество», «Колядники». В «Вертепе» в традиционных персонажах (смерть, москаль, жид, ангел…) хотел изобразить тех, кто розкуркулював, и хозяев. В «Рождестве» — само событие раскулачивания, во время которого, в противоположность от Рождества Христова, когда принесли дары, семью, наоборот, разграбление, колыбель с младенцем выбрасывают на снег. Выброшена и икона Рождества Христова, а хата замечена кровавой красной звездой.

В «Колядниках» хотел изобразить тех же хозяев, которые в метель с детьми идут как старцы, обречены на голодную смерть. Но, наконец, объединил персонажей «Вертепа» и «Рождества» в одной композиции, которая была представлена в 2018 году на биеннале «Украина от Триполья до современности…», посвященной столетию Украинской революции 1918-1921 годов. Изображенное на этой картине, как и Голодомор, репрессии 1937-1938 гг., — результат поражения той революции. Результат разобщения национальных, патриотических сил, неумение объединиться даже против смертельно опасного врага, чего пора бы уже научиться, — говорит художник, который изобразил события, которые предшествовали Голодомору, по воспоминаниям своей матери.