Старший лейтенант Иван Южда: от айтишника до офицера

Старший лейтенант Вооруженных Сил Иван Южда за время войны прошел путь от солдата до заместителя командира роты по вооружению.

Он четыре года изучал ИТ-технологии и кибербезопасность. Мог поехать за границу, как большинство его одногруппников, и получать зарплату в несколько тысяч евро. Имел возможность спокойно доучиться в университете, но взял повестку и ушел на срочную. А когда весной 2014-го на востоке Украины разгорелась война — вместе с еще 26 товарищами из службы подписал контракт и поехал на передовую.

Артемовск, Благодатное, Лутугино, Дмитровка, Георгиевка, Луганский аэропорт. В 21 год этот парень оказался в самом пекле войны.

С гранатометом в руках вместе с собратьями останавливал бронетехнику профессиональной российской армии — закаленной войнами псковской дивизии, которая пыталась прорваться к Луганского аэропорта. Получил ранения. Выжил.

Окончил офицерские курсы, и снова… на передовой.

Старший лейтенант Вооруженных Сил Иван Южда за время войны прошел путь от солдата до заместителя командира роты по вооружению. Сейчас усиливает горно-штурмовую бригаду, которая выполняет боевые задачи вблизи Водяного Донецкой области.

О том, как айтішнику на войне, первые самые тяжелые обстрелы и бои, а также о жизни до службы, невесту, мечты беседуем с Иваном прямо на позиции.

Ушел в армию за год до войны

— Я закончил четвертый курс университета и решил пойти в армию. Это был 2013 год. Тогда о войне никто даже не думал. Я просто хотел отслужить, чтобы иметь возможность пойти работать на хорошую государственную работу. Потом началась война, — рассказывает Иван.

Тогда он служил в 24-й бригаде в Яворове. За несколько месяцев ждал свой «дембель». Но — аннексия Крыма, война.

— Когда наша бригада вместе с другими подразделениями поехала на восток, никто еще толком не понимал, что там происходит на самом деле. Пока в бою в районе Ямполя не погиб командир нашей разведроты подполковник Игорь Ляшенко. Тогда я и еще двадцать человек из моего призыва решили подписать контракт и поехали на войну, — рассказывает офицер.

Уже 2 июля 2014-го Иван с батальоном отправился на Донбасс. Артемовск, Благодатное, Лутугино, Дмитровка, Георгиевка, Луганский аэропорт… А его родители были убеждены, что Иван на полигоне и вскоре вернется домой. О том, что сын на войне, узнали из госпиталя.

20 августа 2014 года. Георгиевка. Бой начался в 3 часа ночи. Тогда до Луганского аэропорта пыталась прорваться псковская дивизия регулярных российских войск.

— Мы подбили БМП противника и нашли в нем книгу вечерней проверки российской армии. На ПКТ даже были русские наклейки, снятые с оружейки, — рассказывает Иван Южда.

Осколок прошел в миллиметрах от артерии

Для него, тогда старшего гранатометчика, бой длился почти шесть часов.

10-и утра. Уже изрядно уставший боец пытается обезвредить БМП противника — делает выстрел из РПГ-22. Маневр. Второй заряд. Еще один выстрел…

— В то же время сбоку заехал вражеский танк и выстрелил прямо в нас. Повезло — снаряд попал в бруствер. Но осколки от него разлетелись на десятки метров вокруг, — отмечает Иван.

За секунду боец почувствовал, как в его тело встрягає что-то горячее и острое. В голове потемнело и прошло. Дальше — полевой госпиталь, вертолет в Харьков, Житомир.

— Уже в госпитале понял, что меня сильно контузило, большой осколок пробил на вылет плечо, десятки маленьких попали в голову, ключицу… Врачи сказали, что мне крупно повезло — железо прошило шею миллиметрах от артерии. Если бы его траектория хотя бы немножко изменилась, мы бы с вами сейчас не разговаривали, — рассказывает боец.

Перед боем поменялся бронежилетом с механиком — это меня спасло

Говорит, что до сих пор благодарен своему водителю-механику, с которым поменялись тогда бронежилетами.

— У меня был очень легкий броник, а у него — большой, волонтерский, с керамическими пластинами и специальным воротником. Словно предчувствуя что-то неладное, водитель предложил мне поменяться, сказал, что я больше рискую, чем он. И именно в тот день этот бронежилет стал изрядно полезны. Он спас мне шею и взял на себя большинство осколков. Часть также попала в разгрузку — оттуда пули вылетели, разлетелись на куски документы и разбился телефон, — отмечает Иван.

Позвонил матери, чтобы выслала паспорт. Так она узнала, что я был на войне

Лишь потеряв документы, Иван понял: должен рассказать родным, что был на войне.

— Позвонил матери, попросил, чтобы выслали в госпиталь мой паспорт. Так она узнала, что произошло, — говорит офицер.

Вернувшись из госпиталя Иван еще несколько месяцев доліковував раны, выдерживал операции по удалению осколков из головы и плеча, проходил реабилитацию. А как только почувствовал себя немного лучше, решил не отлеживаться дома — пошел на офицерские курсы. И снова — на Донбасс. Сватово, Попасное, Благодатное. В декабре 2015-го стал заместителем командира роты по вооружению. Почти год на востоке — месяц дома и — обратно.

Сейчас Иван несет службу в составе 10-й горно-штурмовой бригады. Внешне он уже давно не похож на бывшего айтишника — тренированный, мужественный, не по возрасту рассудительный…

В то время, как большинство его одногруппников видели оружие и взрывы только в кино, считали потери и подводили противника разве что в компьютерных играх, он с оружием в руках вел бой против реального противника, видел смерть друзей, да и сам здоровался с ней за руку…

В памяти — чумазые ребятишки, с которыми делился сгущенкой

Но на вопрос, что больше всего поражает на войне, Иван отвечает, что не бои. Вспоминает, как в часы затишья вместе с товарищами делился с местными ребятишками сладостями и хлебом…

— До сих пор всплывают в памяти детские глазки, маленькие грязные ручонки, хватающие банки со сгущенным молоком… Такие радостные и хоть на минутку счастливые. Это не забыть никогда, — говорит офицер.

И признается: именно такие моменты до сих пор держат его здесь. Побуждают быть порядочным и честным воином — достойным звания офицера.

Прибавляет Сил и вдохновляет поддержка и понимание родных. Любимая жена, с которой год назад успел только расписаться в Чорткове, откуда оба родом, до сих пор терпеливо ждет главное событие в своей жизни — свадьбу, белое платье и жениха… Иван знает: она очень гордится им и хорошо понимает, за что он воюет и почему здесь.

И хотя ему до сих пор иногда дают о себе знать рубцы и не вынутые из тела осколки, а от контузии часто болит голова и понемногу падает зрение Иван отмахивается и говорит, что все подлечит дома, когда приедет в отпуск. А тогда снова на передовую. Потому что жизнь без службы уже не представляет.

— Столько сил и здоровья отдано защиты этой земли, что пути назад уже нет. Эти степи, люди, стоят того, чтобы за них воевать, — говорит Иван.

Фото автора.