Живопись — моя родина

Так характеризует свое призвание киевский художник Олесь Соловей.

Олесь Соловей (на снимке) — художник, чья творческая судьба формировалась невероятной работоспособностью, нацеленностью на право говорить собственным голосом, раздвигая и обогащая каноны полученных знаний, реализуя ту живописный язык, что присуще именно ему.

Родился и рос в Киеве. Атмосфера уличной романтики счастливо обошла утонченную душу впечатлительного парня. Панацеей стала семейная атмосфера, в которой царил культ духовных традиций, вынесенных с родного отцовского села Єрешки, что на Житомирщине. В городской «хрущевке» дружили с книгами, репродукциями выдающихся художников. Энергия творчества была в семье природной стихией. Отец — Василий Соловей, успешно преодолевал ступеньки от рабочего до известного киевского поэта. Как говорит господин Олесь, жили в силовом поле образа и слова. Лето, вообще свободное время, проводили в Єрешках, волшебная природа которых была для Олеся аллюзией любимых картин Николая Пимоненко и других корифеев. Теплый мир деревенской избы, общение с бабушкой и дедушкой стали своеобразной генетической инъекцией, что защищала на житейских извилинах от всего неправедного, грязного, ментально чужого.

Окончив Республиканскую художественную школу имени Т. Г. Шевченко, с первого раза не поступил в художественный институт. Впрочем, год на должности разнорабочего в этом же вузе воспринял как первый курс обучения. Ведь здесь творилось искусство, дрался его динамичный пульс. Соучастником этого процесса стал уже в следующем, 1988, году.

Одна из первых наставниц в живописи, известная украинская художница Вера Баринова-Кулеба, заботливо открыла талантливому студенту двери в мир, который он назовет позже, в 50-летнем возрасте, своей родиной. Собственно, этой дате и посвящена выставка «Времена года», развернутая на кафедре живописи и композиции Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. В настоящее время художник выполняет обязанности заведующего кафедры, ведет активную преподавательскую деятельность.

Отдельные студенческие работы в экспозиции — натюрморт, несколько красноречивых портретов — представляют собой художественные убедительные шаги в его неизменном самовыражении живописца. Благодаря своему исключительному таланту «творить как дышать», на волне естественного диалога с окружающим миром художник постоянно добивается с ним взаимопонимание.

Когда в 1993-м выдающийся украинский художник, педагог Николай Стороженко открыл в академии творческую мастерскую живописи и храмовой культуры, Олесь, как и другие студенты, заглядывал сюда, затаив дыхание. Приобщиться к возрождению национальных духовных ценностей, что много лет вбивались воинствующим атеизмом, мечтал каждый. Мастер пригласил его к сотрудничеству — мечта осуществилась. Монументальная живопись стала еще одной гранью художественного мировоззрения молодого художника. Лучшие из этих образцов уже вошли в современной изобразительности неповторимой страницей. В частности, это «Печать. Дары духа святого», «Странствующий философ», «Николай Михновский»,

«Алтарь за свободу Украины», «Уничтожение гетманства» и другие. Роспись старинной церкви Николая Притиска на Подоле в команде великого учителя считает космогонічним действом, а 23 года ассистентуры у него большой школой жизни.

Пейзажные картины, объединенные в цикле «Времена года», опоетизовують радость бытия в единении с природой. Пластическое мышление автора здесь балансирует на чувственном, едва уловимому синтезе техники станковой и монументальной живописи. Ненавязчивый прием с незабываемой школы Стороженко помогает не только развернуть пространственность, эпичность изображаемой природы, но и гармонизировать существование человека в ней.

Темы картин подарила залив на Оболони. Здесь в одной из высоток проживает художник. А воображаемая сцена, где природа разыгрывает свои непостижимые шоу, называются зима, весна, лето, осень, — это островок в Собачьем устье.

Зритель активно отозвался на призыв автора разделить с ним чувства, пережитые его внутренним зрением. И мы встрепенулись у «Весенней регаты» (на снимке слева). Здесь на бездну залива, словно бабочки, выпорхнули белые парусники. Кажется, что вечная живая вода, а весна не за горами.

Зимние сюжеты вызывают особую ностальгию, ведь нынешняя зима была невнятная.

 

 

 

«Течение времени» (на снимке сверху) — старое деревянное колесо вот-вот погрузится в глубокий рыхлый снег и навсегда исчезнет из человеческой памяти. Философская остановка возле этого знака чьей судьбы заставляет сбросить с души груз обычной обыденности, равнодушия. Включить сострадание, доброту, искренность. Ведь течение жизни неперебутний, как и его поэзия… «За туманом туман» (на снимке справа) посвящена памяти одного из любимых учителей Василия Гурина, перед которым поклонники изобразительного искусства тоже склоняют головы.

Камерность и масштабность, изящное перетекание цветов, ритмика солнечных пятен, мягкое тональное решение и другие средства мастерства художника наполняют работы живым дыханием, глубоким философским звучанием.

Зритель проникся его речью. Взаимопонимание, которого стремится Олесь Соловей, снова найдено. Сверхзадача художественного послания выполнено. Браво, маэстро!

Фото предоставлено автором.